Previous Entry Share Next Entry
Поговорили
борьба, поэт
tbikba_master
Придет бывало ко мне Дмитрий Иваныч... Дай, говорит, новое изобретение покажу. Достанет, на стол мензурочку поставит деловито. Разольет по стаканам: "На картофельном в этот раз." Сидим...

Ну как пол-мензурки ухлопаем, тут уж и к народу тянуть начинает. А Лев Николаич тут как тут. Только мы мензурочку подальше упрячем сразу, потому как бородатому весь бутылечек на пол глотка. А Лев Николаич не в обиде. Он все одно все время со своими щами ходит... Приходит, за свежую чистую скатерку сядет - и ну лаптем в бороду щи заливать. Насвинячт конечно до жути. Но что ж поделаешь, близок к народу.

А потом песенку затягивает жалостливую. Мы с Дмитрием Ивановичем раздобреем... А тут, глядь, на песню и Сережка прибежал. Кудряшки вьются... Подпевать пришел. Но только песни у него все задорные да хулиганские, а у Николаича все злые да заунывные. И так у них на этой почве каждый раз чуть не до драки.

"Гой ты Русь моя... Резеда и риза кашки, и вызванивают в четки ивы - кроткие монашки..." - это Сережка под гармошку да с приплясом начинает. Тут его Николаич так за ворот возьмет и забасит "Ты чьих будешь?" Думали Есенин, а он говорит Безруков. Вот и верь после этого людям!

Ну а там уж на соседнем дворе из зарослей вишни Антон Палыч, потрясая градусником, закричал: "Чайку! Чайку поставьте! Сейчас буду!" "Станиславский тебе поставит, Антоша!" - посмеется в бороду Николаич и хмыкнет. Ну а что, сядем ждать... Мож крыжовник к чаю принесет?

?

Log in